Дело ЮКОСа: присудить 50 миллиардов компенсаций легче, чем взыскать

    26 июня, 2015 15:29
    Международные суды признали незаконность действий российской власти в отношении компании ЮКОС, но Кремль не спешит компенсировать убытки. Взыскать их будет довольно проблематично

    Новость об аресте государственных активов России во Франции и Бельгии по делу ЮКОСа на прошлой неделе активно обсуждалась в Украине. Специфика нынешних украино-российских отношений такова, что любые проблемы соседнего государства приносят некое моральное удовлетворение украинцам. В случае с делом ЮКОСа некоторые строили теории заговора о том, что таким образом Запад наказывает Россию за агрессию в отношении Украины, или же упрекали украинское правительство в том, что даже в Европе российские активы арестовывают, а мы никак не соберемся.

    Громкие заголовки об аресте счетов – это хорошо. Но от реально ощутимого результата в этом деле акционеров ЮКОСа отделяют годы судебных разбирательств, за время которых Россия может использовать данную ситуацию в свою пользу.

    Ничего неожиданного не произошло

    В июле прошлого года Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить около 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСа за полномасштабную атаку на компанию и ее бенефициаров с целью банкротства и присвоения активов. Это решение суда было обжаловано Россией в феврале 2015 года, после чего на сумму в 50 миллиардов начали набегать ежедневные проценты в размере 2,6 миллионов долларов.

    Министр юстиции России Александр Коновалов заявил, что Россия не намерена исполнять решение Гаагского суда и собирается продолжать судиться с акционерами ЮКОСа.

    В конце мая стало известно, что акционеры обратились в судебные инстанции Нидерландов, Бельгии, Франции, Великобритании, Германии и США для взыскания российского имущества в этих странах во исполнение приговора Гаагского суда.

    Это далеко не предел: теоретически представители ЮКОСа могут обратиться более чем в 160 стран, присоединившихся к Нью-йоркской конвенции 1958 года о признании и исполнении иностранных арбитражных решений.

    На прошлой неделе мы узнали о решениях по первым из этих исков.

    Для России далеко не новая ситуация, когда ее активы за рубежом требуют арестовать. Но предыдущие попытки были не особо успешны. В 90-е годы добиться этого пыталась швейцарская компания “Noga”, но потерпела неудачу: дело было затянуто Россией и сошло на нет. В начале 2010-х взыскать средства с России пробовал немецкий предприниматель Франц Зедельмайер. Он судился более 10 лет и создал определенные трудности РФ, но речь шла о нескольких сотнях тысяч долларов.

    Чрезвычайно длительная процедура

    Юрист компании “Ильяшев и Партнеры”, эксперт в сфере международного арбитража Дмитрий Шемелин в комментарии UA1 высказал мнение, что перспективы арестов российских активов за рубежом пока выглядят достаточно туманно. Связано это в первую очередь с тем, что обращать взыскание можно только на имущество государства, и при этом не защищенное иммунитетом.

    Государственным (или суверенным) иммунитетом защищено имущество дипломатических и консульских учреждений, а также все те активы, которые используются для реализации государственных функций.

    “Такого (незащищенного) имущества у России, как и у других стран мира, за рубежом обычно немного и его явно не хватит на покрытие 50 миллиардов долга”, - констатирует Шемелин.

    То, что произошло в Бельгии и Франции – это только начало процесса выяснения наличия российских государственных активов в этих странах. Потом его нужно будет доказать в судах, что с учетом возможных апелляций займет немало времени, а фактическое взыскание будет длиться еще дольше, так как во многих случаях может идти речь о продаже активов с торгов.

    То, что произошло в Бельгии и Франции – это только начало процесса выяснения наличия российских государственных активов в этих странах 

    “В каждой стране, где будет проводиться взыскание, нужно будет получить отдельное судебное решение о признании и исполнении арбитражного решения по делу ЮКОСа, что также занимает немало времени. Практика международных взысканий пока на стороне России. С другой стороны, ЮКОС обо всем этом знает, и, если затевал все эти процедуры, наверное, имеет какое-то решение”, - отмечает Шемелин.

    При этом не стоит забывать, что даже сам процесс по обжалованию решения в отношении дела ЮКОСа еще не завершен, и решение Гаагского арбитража вполне могут отменить.

    Исполнительный директор GML (компании, представляющей интересы акционеров ЮКОСа) Тим Осборн признает, что процесс взыскания может занять 10 лет, но утверждает, что они к этому готовы.

    Газпром и Роснефть могут спать спокойно

    Помочь акционерам ЮКОСа и значительно ускорить процесс мог бы арест активов российских государственных компаний. Например, “Газпрома” или “Роснефти”, которые фигурируют в решении Гаагского арбитража как главные выгодоприобретатели от принудительного банкротства ЮКОСа.

    Однако, активы госкомпаний – это не государственные активы. Для того, чтобы арестовать их, нужно доказать, что государственная компания является инструментом проведения государственной политики и имеет государственные полномочия. Хотя в случае с “Роснефтью” и “Газпромом” фактически так и есть: доказать это юридически невозможно. Ведь и у газового, и у нефтяного монополиста есть, например, иностранные акционеры и советы директоров.

    “Такое решение суд по месту взыскания принимает очень редко”, - приходит к выводу Дмитрий Шемелин.

    Цель ЮКОСа не деньги?

    Бывший начальник правового управления ЮКОС Дмитрий Гололобов, живущий ныне в Великобритании, уверен, что решение о выплате 50 миллиардов долларов не будет исполнено.

    В интервью “Радио Свобода” он отметил, что такую сумму никто никогда не взыскивал, да и у России попросту нет такой суммы за рубежом. Он прогнозирует полное затягивание Москвой этого процесса. А максимум, на что может претендовать ЮКОС, по его мнению, - это не более 10 миллионов долларов, после взыскания которых дело закроется из-за невозможности его исполнения.

    Вместе с тем Гололобов считает, что сумма в 50 миллиардов используется акционерами ЮКОСа для политического давления и решение у этого дела исключительно политическое.

    “50 миллиардов используются акционерами ЮКОСа, о чем неоднократно ими заявлялось, для политического давления на Россию, для разрешения вопроса о заключении Алексея Пичугина, который сидит на пожизненном сроке за якобы совершенное преступление. Вопрос освобождения Алексея Пичугина является принципиальным политическим вопросом этого решения”, - подчеркнул юрист.

    Алексей Пичугин - бывший глава отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа. В 2007 году приговорён к пожизненному лишению свободы по обвинению в организации убийств и покушений. Он последний из представителей ЮКОСа, кто остается в российской тюрьме.

    Позиция России

    Россия не собирается признавать решение Гаагского суда, а возможные аресты имущества будет оспаривать в судебном порядке.

    В решении Гаагского трибунала говорится, что имущество ЮКОСа было экспроприировано в нарушение Европейской Энергетической хартии. Российская сторона и лично президент Владимир Путин утверждают, что Россия не ратифицировала данную хартию и поэтому не признает это судебное решение.

    Российский эксперт в области энергетики Михаил Крутихин назвал такую позицию Москвы ошибочной. По его данным, в октябре 2005 года, когда было предварительное слушание этого дела ЮКОСа, российская сторона подписала соглашение, по которому обязалась следовать в данном конкретном деле положениям договора к Энергетической хартии.

    Крутихин пояснил, что российская сторона добровольно приняла участие в арбитражном процессе и теперь, по его мнению, не может отказаться от вынесенного вердикта. “Российская сторона активно участвовала в этом процессе, наняли две американские адвокатские конторы – из Нью-Йорка и из Техаса, и десять адвокатов представляли Россию на этом процессе. То есть Россия – участник этого процесса и в соответствии с соглашением она признаёт окончательный вердикт. Пути назад нет никакого – ни юридического, ни фактического”, - заявил он.

    Россия не собирается признавать решение Гаагского суда, а возможные аресты имущества будет оспаривать в судебном порядке 

    Вместе с тем, юрист Дмитрий Шемелин утверждает, что Россия с самого начала не соглашалась со своей подсудностью арбитражу в деле ЮКОСа.

    “Россия утверждала, что так как она не ратифицировала Договор к Энергетической Хартии, она не должна его выполнять в полном объеме, включая положение о передаче споров на рассмотрение арбитража. Арбитражный трибунал, однако, с Россией не согласился и постановил в 2010 году, что отсутствие ратификации - не помеха арбитражному соглашению. Это решение довольно спорно, поэтому Россия вполне могла остаться при своем мнении”, - пояснил он.

    Отдельно Шемелин отметил, что само по себе участие в арбитражном процессе не подразумевает согласия с подсудностью спора арбитражу, если своевременно заявлены формальные возражения против такой подсудности, как Россия и сделала.

    В любом случае, юридические споры не помешают России использовать дело ЮКОСа и сообщения о возможном аресте имущества за рубежом в пропагандистских целях.

    Российские власти благодаря этому делу получили еще один аргумент для своей доктрины о наступлении империалистического Запада на “русского мишку” и будут его раскручивать. Реакция на информацию о возможном аресте активов уже была очень громкой и в духе времени – с заявлениями об ответных конфискациях имущества и обвинениями в развязывании войны.

    Дело ЮКОСа станет еще одной возможностью для пропаганды убедить россиян в правильности государственной политики и необходимости концентрации вокруг действующей власти.

    Уроки для Украины

    Дмитрий Шемелин допускает, что теоретически ЮКОС может подать иск и в украинский суд для ареста российских активов. Пикантности добавляют и так напряженные отношения между Киевом и Москвой, ведь в данной ситуации, по мнению эксперта, Украина может быть привлекательной для взыскания юрисдикцией.

    “К примеру, украинские суды теоретически могли бы принять решения о взыскании активов российских госкорпораций в Украине в счет погашения долга по делу ЮКОСа. На практике, однако, такое маловероятно: профит получит не государство, а ЮКОС, в то время как контрмеры Россия применит не к ЮКОСу, а к государству. В то же время, если западные суды не примут аналогичного решения, на Западе нас могут не понять”, - объясняет риски Шемелин.

    У Украины тоже имеются претензии к России, а о компенсации за аннексию Крыма или разрушения на Донбассе говорят уже больше года. При этом, пока что власти только заявляют о больших цифрах, которые Россия якобы должна Украине, но на данный момент иска к Москве о компенсациях в пользу нашей страны нет.

    Шемелин отмечает, что даже подходящей судебной инстанции для такого иска нет. “Украина теоретически может принять решение об экспроприации российских активов без международного суда, по собственной инициативе, но такое решение будет иметь сомнительные основания по международному праву и вызовет значительную эскалацию в отношениях с РФ”, - констатирует юрист.

    Эта история в очередной раз доказывает, что отечественные политики отлично справляются с обвинением России на словах, но реально добиться от восточного соседа каких-то сатисфакций не так и просто.

    Теги: Россия Газпром ЮКОС Михаил Ходорковский
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив