Без права на справедливость. Что несет судебная реформа Порошенко

    5 октября, 2017 14:32
    Дорогостоящий доступ к суду с призрачным правом отстоять права, амнистия коррупционерам и стрелявшим на Майдане – это и есть реформирование по-президентски

    «Миллиардер Порошенко заложил в этот закон идеологию того, что простые люди будут сильно ограничены в доступе к правосудию, – так прокомментировал принятые парламентом президентские изменения в процессуальные кодексы нардеп Сергей Власенко. – Каждый гражданин в Украине вскоре почувствует эти изменения в судебной системе».

    Противники этого документа на 800 страниц, одним махом вносящего изменения в три процессуальных кодекса и 18 законов, проиграли президенту семидневную парламентскую битву за то, чтобы внести поправки в часто нелепые и нелогичные нормы законопроекта.

    Но самое главное, что делает закон Порошенко, – это внедрение механизмов, существенно затрудняющих возможность для простых граждан отстаивать свои права в суде.

    «Приняв изменения в процессуальные кодексы, парламент разрушил все инструменты украинцев для защиты себя в суде и следствии», – высказал свое мнение глава фракции «Самопомочи» Олег Березюк.

    Наряду с этим закон существенно облегчает участь фигурантов уголовных дел о коррупции, расстрелах на Майдане, конфискации средств Януковича и связанных с ним лиц. Этим пожертвовали ради одного – укрепления личного контроля Порошенко над всей судебной системой.

    «Судебная реформа по-президентски» направлена на обеспечение тотального контроля Порошенко и его окружения над судебной системой нашего государства».

    Дело в том, что по новому закону президент утверждает состав судей Верховного суда, который наделяется всей полнотой судебной власти. Парламент к этому теперь не будет иметь отношения. Таким образом, полный контроль над всей судебной системой получает один человек – Петр Порошенко.

    «Вместо того, чтобы отменить телефонное право, создать независимые суды, президент, как и прошлый президент Янукович, пошел другим путем, – констатирует нардеп Алена Шкрум. – Он решил создать суды для себя, решил возглавить судебную систему, держать там старых коррупционных судей, дать им узурпационные полномочия и потом дергать их за ниточки».

    При этом, в порыве во что бы то ни стало продавить закон через парламент, Администрация Порошенко шла на любые маневры: от политических договорняков до нарушения всех возможных норм регламента ВР.

    «К сожалению, это было голосование такое же, как во времена Януковича, с нарушением всех норм регламента, когда голосов изначально не было, а потом появились, с фиксированием фактов кнопкодавства. Им нужен был этот закон, и они его проголосовали, наплевав на всех, – сказал Власенко сразу же после принятия этого документа. – Все, что сегодня происходило в Верховной Раде, направлено на обеспечение тотального контроля Порошенко и его окружения над судебной системой нашего государства. А также для создания из суда репрессивного механизма как против граждан Украины, так и против своих политических оппонентов».

    Участь коррупционеров и ответственных за смерти на Майдане существенно облегчили в обмен на усиление контроля президента над судами.

    Сейчас, даже после того, как закон уже проголосован, людей, осиливших все 800 страниц этого документа, можно пересчитать по пальцам. В основном это бывшие юристы и адвокаты, готовившие поправки к закону и анализировавшие его последствия.

    Но от прогнозов даже этой немногочисленной группы специалистов становится не по себе: в ближайшем будущем суд станет недостижимой роскошью, а права – всего лишь пустым словом.

    Так сказал Порошенко

    Среди поразительных новшеств закона – штрафы за то, что вы можете злоупотребить своими законными правами. К примеру, вы видите, что судья к вам предвзято относится, и по этому поводу требуете его отвода. Если вы сделаете это во второй раз, вас оштрафуют на сумму до 32 тыс. гривен. Если же вы на этом не успокоитесь и потребуете отвода в третий раз, то это уже «систематическое злоупотребление правами» и штраф до 160 тыс. гривен.

    Также не в вашу пользу сыграют тексты измененных кодексов, в которые введены множество неопределенных понятий. Например, судья может посчитать, что у вас украли «денежную сумму незначительного размера». Или наоборот, что ваши действия повлекли за собой «существенные негативные последствия». А еще ваши действия могут квалифицировать как «грубое нарушение закона».

    Все эти размытые формулировки судьям предоставили трактовать на свое усмотрение – как кто понимает. А это широкое поле для финансовой стимуляции процесса понимания.

    И вообще, если вы вздумаете судиться, то будьте добры, внесите деньги еще на этапе подачи заявления в суд. Это что-то наподобие залога на покрытие судебных издержек. Если суд проиграете, лишаетесь денег, если выиграете – расходы оплатит проигравший. Но деньги – вперед!

    Это на фоне того, что судебный сбор увеличен вдвое. Конечно, можно подать документы в электронном варианте, это дешевле. Вот только по подсчетам Интернет Ассоциации Украины, охват интернетом сельского населения не достигает и 30%. А в масштабах страны до 35% украинцев вообще не имеют доступа в интернет по материальным причинам и из-за отсутствия у региональных провайдеров необходимого оборудования.

    «То, что во времена Януковича называлось «диктаторскими законами», сейчас называется судебной реформой Порошенко».

    Но и это еще не все. Пока еще никто из нардепов не может четко сказать, какой именно вариант текста закона и с какими правками пойдет на подпись к спикеру и президенту.

    Есть вероятность того, что в нем остались ранее внесенные в текст предложения. Например, о списании задолженности с банковских карт – зарплатных и пенсионных. Или о том, что если истцу не известен ваш адрес, а он хочет отсудить у вас имущество или деньги, то вызов в суд для вас будет публиковаться на сайте судебной власти. Не зашли на сайт и не узнали о заседании – ваши проблемы, считается, что вы официально уведомлены.

    В то же время, участь коррупционеров, а также ответственных за смерти на Майдане существенно облегчили в обмен на голосование за усиление контроля президента над всей судебной системой страны.

    Амнистия по-президентски

    «Помните, сколько здесь слез пролили, что нам нужно конфисковать имущество Януковича и его банды? Как нам навязывали закон о спецконфискации, как кричали, что это нужно немедленно сделать? – напомнил нардепам глава фракции «Батькивщина» Сергей Соболев. – И «Оппозиционный блок» одной поправкой вывел из-под ответственности всех соучастников преступления Януковича».

    Соболев говорит о новой норме Гражданско-процессуального кодекса, согласно которой связанные и третьи лица не подпадают под конфискацию имущества человека, подозреваемого в совершении преступления. «Все, что Янукович и его банда переписали на третьих лиц, теперь не может быть конфисковано», – поясняет Соболев.

    Еще один скандальный момент – это 109-я поправка, внесенная молодым миллионером Андреем Лозовым. Кроме всего прочего она меняет сроки досудебного следствия, выводя из-под удара сотни людей: от топ-коррупционеров до рядовых исполнителей, расстреливавших участников Майдана.

    «Этот шаг будет иметь катастрофические последствия, поскольку уменьшит сроки расследования вместо 2-15 лет в зависимости от категории дела до 3 или 6 месяцев», – заявляет Шкрум, с которой полностью согласны эксперты-юристы коалиции ведущих общественных организаций «Реанимационный пакет реформ».

    При этом началом срока досудебного расследования будет считаться не момент сообщения о подозрении, а момент регистрации дела в Едином реестре досудебных расследований.

    «Таким образом, количество отказов начать расследование при неочевидных преступлениях значительно увеличится, поскольку правоохранители не возьмут на себя ответственность расследовать эти преступления так быстро», – считает Шкрум.

    Что это означает для фигурантов громких уголовных дел, пояснил нардеп Егор Соболев: «Охендовский, Насиров, Мартыненко и другие подозреваемые Антикоррупционным бюро и Антикоррупционной прокуратурой могут открывать шампанское».

    «Если в Украине не будет справедливого следствия, суда и инструмента защиты, тогда будет страшная вещь, которая разрушит институциональное государство, – самосуд».

    Более того, по прогнозам Алены Шкрум, постулат о граничных сроках досудебного расследования в 3 и 6 месяцев – это широчайшее поле для коррупции.

    «Это будет продуцировать страшную коррупцию, потому что продлевать сроки досудебного расследования на несколько месяцев может либо следственный судья, либо прокурор по делу или генпрокурор. И тут уже будут происходить торги в нереформированной прокуратуре, нереформированных судах», – считает нардеп.

    Впрочем, преступников снабдили еще одним действенным механизмом блокировать начало любого уголовного расследования. Изменения к ст. 303 и 307 вернули нормы советского Уголовного кодекса 1960 года: у следственного судьи можно обжаловать сообщение о подозрении в совершении преступления. И все, следствие в ступоре.

    «То, что во времена Януковича называлось «диктаторскими законами», сейчас называется судебной реформой Порошенко», – констатирует Шкрум.

    При этом примечательно, что недостающие за принятие такого законопроекта голоса дали именно экс-регионалы – «Оппоблок», «Видродження» и «Воля народа» – всего 47 проголосовавших «за» депутатов.

    Наряду с Порошенко и его окружением они также являются конечными выгодополучателями этого закона, поскольку дела по их коррупции и Майдану теперь не имеют перспектив дойти до суда.

    Причем в желании «отмазаться» прямо здесь и сейчас экс-регионалы пошли даже на то, чтобы усилить влияние президента на судебную систему, из-за чего в среде «Оппоблока» разразился скандал. В результате одиозный Михаил Добкин вышел из фракции, а не менее одиозный Вадим Новинский заявил о создании оппозиционной платформы внутри партии.

    Заговорит ли улица

    Пока спикер Андрей Парубий взял паузу и никак не комментирует вопрос о том, когда подпишет принятый закон и в какой именно его редакции. Но если документу все же дадут ход, эксперты прогнозируют настоящий коллапс следственных органов.

    «Все будет понятно уже в первый месяц действия закона, и вы поймете, что вы наголосовали и какая это судебная реформа», – предрекает коллегам Сергей Соболев.

    «Власть стремительно теряет легитимность. У нас, похоже, остается только один инструмент – улица».

    Юристы, адвокаты и действующие детективы это уже поняли. С требованием к президенту ветировать принятый закон обратились эксперты из «Реанимационного пакета реформ» и, что показательно, из НАБУ. Обе организации выступили с официальными заявлениями о недопустимости подписания этого документа.

    В свою очередь, ряд нардепов уже зарегистрировали в парламенте два законопроекта об отмене принятых поправок. Впрочем, ни у кого из них нет иллюзий относительно судьбы этих документов.

    «Покажите мне 226 голосов в зале, которые за это проголосуют. Мы сделаем все от нас зависящее, но у нас, к сожалению, нет голосов в этом парламенте», – оценивает ситуацию Сергей Власенко.

    Вероятно, именно поэтому многие начинают апеллировать к эмоциям – как сторонников «судебной реформы Порошенко», так и их противников.

    «Президент не имеет права подписать закон. Председатель Верховной Рады не имеет права подписать закон, а должен исправить эту ошибку, – призывает Олег Березюк. – Если этого не произойдет и в Украине не будет справедливого следствия, суда и инструмента защиты, тогда будет страшная вещь, которая разрушит институциональное государство – самосуд».

    С коллегой по парламенту согласен и нардеп Игорь Луценко: «Я думаю, сейчас семьи героев Небесной Сотни должны обратиться к Порошенко не подписывать законопроект 6232. Также нам всем стоит выйти на акцию на Банковую. Собраться на Институтской, где гибли люди, и прийти к Президенту. Власть стремительно теряет легитимность. У нас, похоже, остается только один инструмент – улица».

    Теги: Президент Порошенко суд судебная реформа
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив