А судьи кто? Обновлению судов грозит полный провал

    8 августа, 2016 11:05
    В преддверии полномасштабного старта судебной реформы система правосудия уже начала выстраивать защитный механизм для самосохранения

    Невероятно гуманный ценитель дорогих авто, владелец элитной недвижимости, которого в течение года одаривают на сотни тысяч гривен, и вместе с тем, несмотря на упомянутые достоинства, – обладатель наименьшего уровня доверия среди украинцев. Согласно последним социологическим исследованиям именно таков усредненный образ украинского судьи образца 2016 года.

    К примеру, по данным Transparency International Украина (TI), стоимость принадлежащего членам Киевского апелляционного админсуда и их семьям автопарка достигает 1 млн 400 тыс. долларов – по сегодняшнему курсу это 35 млн гривен.

    Судьи питают слабость к таким маркам, как Porsche Cayenne, Jaguar ХF, Audi Q7, Toyota Land Cruiser Prado, Lexus. При этом только тормозные колодки на Porsche Cayenne стоят 3-5 тыс. гривен, а акционная замена масла на внедорожники Toyota стартует с 1500 гривен, не говоря уже о расходах на бензин. Вместе с тем, официальная средняя зарплата украинского судьи составляет 16 тыс. гривен в месяц.

    Везет судьям и с подарками: по информации TI, в прошлом году десяти столичным судьям – согласно имущественным декларациям – подфартило выиграть и получить подарков на полмиллиона гривен. Еще четверо разжились на миллион каждый, а двое добавили в свои коллекции подарков на полтора миллиона гривен.

    И это только показанные в декларациях суммы, а ведь есть еще и другие источники доходов. Об их уровне можно судить по одному примечательному случаю: по данным источника UA1, за нужное решение в пользу захвативших Житомирскую кондитерскую фабрику рейдеров судье Высшего апелляционного суда Украины (ВАСУ) Николаю Сороке была предложена сумма в 500 тыс. долларов.

    Уровень доверия к судебной системе по состоянию на начало года не превышал 4,7%.

    Наряду с этим показательно выглядят данные о вынесенных судебных приговорах в делах о коррупции. Только 19% обвиняемых получают реальный тюремный срок, остальные отделываются штрафами, испытательным сроком, или же их оправдывают.

    Изучив тысячу судебных решений, эксперты TI вывели закономерность: при средней сумме доказанной взятки в 38 тыс. гривен обвиняемый получал испытательный срок чуть более 2 года, а при взятке в 22 тыс. гривен его штрафовали на 19 тыс. гривен, т.е. взяточник оставался еще и с прибылью.

    Ну а о денежных залогах, как альтернативе содержанию под стражей, и говорить не приходится. Самый свежий пример: чиновнице Минагрополитики, пойманной на взятке в 150 тыс. долларов (3,7 млн гривен), суд назначил залог в 124 тыс. гривен, что при таких оборотах теневого заработка равно стоимости пирожка.

    Не удивительно, что уровень доверия к судебной системе по состоянию на начало года не превышал 4,7% согласно исследованиям Института Горшенина. Ниже может быть только полное игнорирование судебной системы, как одной из ветвей власти.

    Поэтому во многом под давлением иностранных партнеров, стимулирующих проведение реформ в Украине, парламент, а также профильные общественные организации взяли курс на разработку методов очищения судебной системы.

    С 15 августа начинает действовать обязательное электронное декларирование доходов всех госчиновников. И далеко не все из них смогут подтвердить легальность нажитого имущества.

    В итоге, через два года круглых столов, конференций, споров и взаимной критики, была выработана общая стратегия. Именно она и легла в основу принятого парламентом 2 июня Закона о судоустройстве и статусе судей. А 13 июля президент его подписал.

    И даже с учетом существенного несовершенства этого документа, он произвел в судейской среде эффект разорвавшейся бомбы. Судя по непрекращающейся череде резких заявлений, служители Фемиды до сих пор не могут прийти в себя.

    Кошмарный сон судьи

    Отныне для претендентов на должность судьи предусмотрен прозрачный конкурс с индивидуальным оцениванием по следующим критериям: компетентность, профессиональная этика и добропорядочность.

    Вводится полный мониторинг образа жизни судьи и его родственников. И если он не может подтвердить легальность источников происхождения доходов и имущества, ему грозит увольнение.

    Также предусмотрено формирование Общественного совета добропорядочности при Высшей квалификационной комиссии судей Украины – представители общественности подключатся к оцениванию соответствия судьи необходимым для этой должности требованиям.

    Еще на этапе обсуждения данных норм судьи активно выступали против таких нововведений, и в особенности активно критиковали открытый конкурс на должность и квалификационную оценку. О невозможности и недопустимости подобных мер официально заявляли представители Высшего Суда Украины и ВАСУ.

    Но первый этап они проиграли – нардепы закон приняли. Тогда последовало официальное обращение ВАСУ к президенту с требованием ветировать закон. В пользу этого нашлись свои аргументы, например, указывалось, что не была учтена позиция родственников судьи, которые не желают предоставлять информацию о себе или находятся с судьей в неприязненных отношениях.

    Согласно статистике НАБУ, по 235 судьям уже получены материалы, которые свидетельствуют о не совсем безупречной репутации.

    Обеспокоила представителей ВАСУ и угроза увольнения за неправдивые сведения в заполненных декларациях или их несвоевременную подачу.

    Итог обращения: «Высший административный суд Украины считает, что этот Закон направлен на разрушение системы административного судопроизводства».

    Последовательный противник нововведений Александр Нечитайло, председатель ВАСУ, так прокомментировал UA1 намечающиеся изменения: «Делается все, чтобы загнать судей в угол. Судьи пишут декларации об имуществе и добропорядочности, а почему не пишут народные депутаты? Почему исполнительная власть не пишет? Все ветви власти между собой равны – почему для судебной власти одни требования, а для законодательной и исполнительной другие?».

    По словам Нечитайло, из-за такой кричащей несправедливости многие его коллеги подают в отставку. Да и его заявление уже лежит в Высшем совете юстиции.

    Книга судей: исход

    Нечитайло утверждает, что у подающих на увольнение судей разные причины. Проработавшие 20-30 лет хотят спокойно уйти на пенсию. Других не устраивает необходимость выходить на открытый конкурс.

    «Многие судьи считают это унизительным. В особенности вопрос, кому и что я должен доказывать», – говорит глава ВАСУ.

    Также он утверждает, что знание теории и практики – это разные вещи, и тестировать судей-практиков вопросами по теории неправильно. Вдобавок ко всему, у судей есть досье их решений, а принятыми решениями довольны не все. Поэтому кандидаты на должность считают, что у них могут возникнуть проблемы на открытом конкурсе, и не хотят его проходить.

    Среди семи сотен кандидатов, ожидающих бессрочного назначения судьей, немало тех, кто принимал неправосудные решения по делам участников Евромайдана или подозревается в коррупции.

    Впрочем, истинная причина судейских терзаний видится в другом: с 15 августа начинает действовать обязательное электронное декларирование доходов всех госчиновников, в том числе судебной системы. И далеко не все из них смогут подтвердить легальность нажитого имущества.

    Поэтому уже сейчас наблюдается массовый исход судей – заявления об увольнении по собственному желанию и просьбы об отставке идут потоком.

    К примеру, по состоянию на июль из 76 судей ВАСУ подал в отставку 31 человек, еще троих уже уволили. В целом же по стране Высший совет юстиции рассмотрел 241 заявление судей об увольнении и по 229 судьям уже готовит представление в парламент об увольнении – именно ВР удовлетворяет такие прошения.

    В то же время Глава Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) Артем Сытник считает, что судьи отказываются от прохождения переаттестации и увольняются, опасаясь ответственности за коррупцию.

    Согласно статистике НАБУ, по 235 судьям уже получены материалы, которые свидетельствуют о не совсем безупречной репутации. А 46 человек вовсе отказались от проверки и уволились.

    Но наряду с этим система начала отчаянно защищаться: уже включились механизмы самосохранения, и за два месяца до того, как нововведения должны вступить в силу, отрабатываются схемы спасения заведомо непроходных кандидатур.

    Инстинкт самосохранения

    Первая из практически доведенных до совершенства схем сохранения старых кадров судебной системы – это затягивание членами Высшей квалификационной комиссии судей представлений на увольнения.

    Практика показывает, что их рассматривают по полгода, нередко год. А 12 месяцев – как раз тот период, после которого истекает срок привлечения к дисциплинарной ответственности. Причем на время расследования возможных неправомерных действий, судью не отстраняют от выполнения служебных обязанностей.

    Участие представителей общественности в Высшей квалификационной комиссии судей и Высшем совете юстиции не предусмотрено.

    Результат таких действий – среди семи сотен кандидатов, ожидающих бессрочного назначения судьей, немало тех, кто принимал неправосудные решения по делам участников Евромайдана, подозревается в коррупции, а также тех, кто продолжает работать на оккупированных территориях.

    И если до конца сентября решение об их увольнении в парламенте не примут, а новый Закон о судоустройстве и статусе судей вступит в силу, эти судьи имеют все шансы быть переназначенными Высшим советом правосудия без прохождения квалификационного оценивания.

    Одновременно с этим запущен механизм показного процесса очищения – в первую очередь рассматриваются досье сотрудничающих с оккупантами, хотя и их увольняют со скрипом. По многим кандидатурам этот процесс занял более двух лет.

    А рассмотрение дел судей, работающих на подконтрольной территории, как правило, откладывают в еще более долгий ящик, давая возможность работать и тем, чья добропорядочность вызывает вопросы.

    Кроме этих ухищрений есть и другие лазейки, способные свести очищение судебной системы на нет. Так, в законе четко не указаны сроки формирования Общественного совета добропорядочности, и этот процесс могут искусственно затянуть. А это именно тот орган, который должен обеспечить контроль общественности над назначением судей.

    Также не предусмотрено участие представителей общественности в Высшей квалификационной комиссии судей и Высшем совете юстиции.

    По мнению экспертов из Реанимационного пакета реформ (РПР), принимавших участие в формировании нового законодательства, все это нивелирует усилия по очищению судебной системы: «При сохранении этих положений негативная ситуация в судебной системе может только законсервироваться под видом формального «учета требований общественности», «создания новых судов» и «обновления судейского корпуса».

    Заграница нам поможет?

    В обсуждениях, как со всем этим быть, кроме предложений срочно внести необходимые правки в сам закон звучит инициатива привлечь к процессу реформы украинского правосудия иностранных судей. В частности в вопросе формирования Антикоррупционного суда, который будет заниматься наиболее резонансными делами.

    Эту идею разделяет председатель Правления глобального движения Transparency International Хосе Угас. В пример он привел успешно действующую Международную Комиссию против безнаказанности в Гватемале (CICIG), работающую с 2008 года.

    «Если взять данную модель в качестве отправной точки и адаптировать ее к украинским реалиям, она бы стала хорошим началом для решения крупных сложностей судебной системы», – считает Угас.

    На сегодняшнем этапе сомнительно, что парламент и президент добровольно выпустят из своих рук контроль над созданием Антикоррупционного суда.

    «Для меня как украинца унизительно приглашать иностранцев. Мы говорим о том, что мы не в состоянии сделать свою страну самостоятельной. Это очень неправильно, – возмущается подобными предложениями Нечитайло. – И как это будет на практике? На каком языке будем проводить судебный процесс? А гражданство он должен будет получать или нет?».

    На подобные вопросы нардеп Елена Сотник, одна из инициаторов привлечения иностранных судей, отвечает, что все это на уровне идеи и рассматривается пока как рабочий вариант.

    «Мы можем создать гибридный механизм, инструмент, когда иностранцы будут не судьями, а фактически судьями-присяжными, – считает она. – Основные судьи будут украинского происхождения, а судьи-присяжные – иностранцы, которые будут сюда приезжать для конкретных дел».

    Нардеп уверяет, что в этом случае украинские судьи не смогут принять решение в чью-то пользу за взятку.

    Впрочем, на сегодняшнем этапе сомнительно, что парламент и президент добровольно выпустят из своих рук контроль над созданием Антикоррупционного суда.

    Не зря в конкурсную комиссию по отбору судей в этот орган войдут трое представителей президента, трое от парламента и четверо иностранных представителей, да и то тех, кого утвердит Минюст.

    И похоже, многие представители судебной системы уже увидели шанс выстоять и благополучно пережить начинающуюся реформу. Иначе сложно объяснить, почему готовых выполнять тяжелую и неблагодарную работу судьи за чуть более чем 7 тыс. долларов в год вместо прежнего официального оклада в 200-300 тыс. долларов не так уж и мало.

    Теги: коррупция закон суд конкурс Артем Сытник Высший Совет Юстиции парламент НАБУ Высшая квалификационная комиссия судей Transparency International «ЖЛ» судебная реформа Реанимационный пакет реформ елена сотник судья Сорока ВАСУ Александр Нечитайло
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив