"Громадське" без табуйованих тем – місія нездійсненна

    20 Квiтня, 2016 09:33
    Член общественной организации "Громадське телебачення" Зураб Аласания и по совместительству руководитель государственного телевидения, потребовал публично от меня вернуть "Громадському" 250 тысяч долларов

    Такая его реакция была вызвана моим утверждением о необходимости ликвидации всех областных гостелерадиокомпаний (ОДТРК), о необходимости увольнения самого Аласании, который за два года не сделал ничего для ликвидации системы гостелерадио, которую, по моему глубокому убеждению, тоже надо ликвидировать до основания.

    Ежегодно, напомню, граждане Украины тратят около миллиарда гривен на содержание этих бессмысленных крайне устаревших образований, среди которых не более 5% могут представлять хотя бы какую-то ценность для отрасли.

    В связи с таким поворотом событий информирую: я никаких финансовых средств "Громадському" не должен, ничего не присваивал, никакими бюджетам не распоряжался, доступа к финсредствам вообще не имел. На данный момент я нахожусь по собственной инициативе в процессе расторжения существующих договорных отношений с "Громадським".

    Решение уйти я принял 2 марта в связи с получением письма-протокола общего собрания коллектива, в котором от имени исполнительного директора Горчинской говорилось: "Якщо хтось з колективу бажає долучитися до команди Громадське Київ, то краще з цим не зволікати. Також у разі, якщо особисті переконання росходяться з цілями, принципами та місією Громадського, прохання залишити організацію. Співробітника, якого буде викрито на зливанні внутрішньої інформації, переписки, документів буде звільнено без попередження, вислуховування, грошової компенсації чи будь-яких зволікань".

    Где находится "Громадське Київ" мне известно не было, но я решил, что подобные ограничения моих прав расходятся с моими личными убеждениями и сообщил о своем настроении покинуть организацию, где я проработал больше года, как руководитель проекта "Hromadske Network".

    4 марта, на собрании с главами региональных партнерских организаций, Катерина Горчинская объявила о моем уходе публично, я подтвердил, что такая договоренность действительно достигнута.

    Претензий ко мне не было и нет по сей день, что зафиксировано письменно. Но на данный момент, согласно с новыми порядками на "Громадськом", я не имею права разглашать условия существующего договора, находящегося в стадии расторжения и даже информацию о том, как договор расторгается. Я не имею права также разглашать информацию о руководстве, структуре "Громадського" и особенностях деятельности.

    Такие драконовские условия договора мне пришлось подписать уже после 4 марта – дня, который был для меня последним рабочим. Пришлось подписать для того, чтобы получить оплату своей работы за февраль.

    Почему на "Громадськом" были введены такие ограничения на распространение информации, не имеющие ничего общего с публичностью и прозрачностью действий общественных организаций в целом и "Громадського" в частности?

    Потому что такое "Громадське", где не будет табуированных тем, очевидно не нужно действующим руководителям и членам организации. Иначе давно бы уже мы увидели здоровую дискуссию о том, что и как происходило на "Громадськом" в 2015 году. Но этого нет, как и нет до сих пор никакого решения о деньгах, которые находятся под контролем Романа.

    Вместо этого Зураб Аласания, являющийся по моему убеждению одним из идеологов разрушения "Громадського" в своих интересах, требует от меня (!) возвращать "Громадському" 250 тысяч долларов.

    В связи с этим я обращаюсь к своим друзьям и подписчикам за советом: как вы считаете - стоит ли мне предъявлять в судебном порядке претензии к Аласании за распространение недостоверной информации или нет?

    Также у меня вопрос к каждому, кто читает этот текст: как вы считаете – нужно ли наконец ликвидировать систему государственного телерадиовещания или надо продолжать ежегодно тратить сотни миллионов гривен на бессмысленные и политически зависимые коллективы?

    И последнее, совсем риторическое: как вы считаете – допустимы ли подобные ограничения прав на распространение информации в "Громадськом"? Совместимо ли вообще такое с миссией, ценностями и правовым статусом Общественной организации "Громадське телебачення"?

    Оригінал тексту

    Теги: телебачення аласанія свобода слова громадські організації
    ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ
    Коментарі
    1000 символів лишилося
    ТОП МАТЕРІАЛІВ



      Архів