Чи можлива нова велика війна? (До майбутнього виступу Путіна в ГА ООН)

    24 Вересня, 2015 10:59
    Некоторые наблюдатели прямо пишут о том, что Путин готовится к большой войне. Я в это не верю. Даже самые отмороженные политики вряд ли способны сознательно выбрать такой экзотический способ самоубийства. Однако это не означает, что война совершенно невозможна. Ее угроза сегодня достаточно велика

    По всей видимости, основной целью выступления Путина в ГА ООН будет попытка оправдать начавшуюся российскую интервенцию в Сирии. Однако подлинная ее причина – не стремление принять участие в борьбе с ИГИЛ (как он будет по всей видимости утверждать), а новый экспансионистский курс внешней политики России. Еще в начале 90-х известный ультранационалист Жириновский написал книгу "Последний бросок на юг", в которой обрисовал новое (в действительности хорошо забытое старое) направление российской экспансии на Ближний Восток и в район Персидского Залива. Тогда это казалось фантазиями маргинала. Сейчас это российский политический мейнстрим. Именно им вдохновлена сирийская компания Путина, создающая еще один фактор роста военной угрозы в мире.

    Тотальная милитаристская пропаганда в СМИ породила в обществе ура-патриотическую истерию, с которой власти не могут не считаться. После Крыма народ требует от своего "цезаря" новых триумфов. Путину придется воевать и побеждать в Донбассе, в Сирии или в каком-то другом месте, иначе население разочаруется в нем. Это замкнутый круг, из которого ему так просто не выйти, даже если бы он этого захотел.

    Путин, как и Гитлер в прошлом, считает, что берет "свое": Приднестровье, Южную Осетию, Абхазию, Крым, Донбасс. Но "свое" для него – не только эти относительно небольшие анклавы, но и вся Украина, и вообще все что, ранее находилось под традиционным контролем Российской империи (или СССР).

    Ведь и нацистская верхушка не хотела новой мировой войны. Гитлер поначалу стремился возвратить под контроль Германии то, что он считал своим, то есть территории Германской империи и часть земель Австро-Венгрии, которые немцы (включая австрийцев) потеряли в результате поражения в Первой мировой войне. Он надеялся взять их назад без нового глобального столкновения с бывшими противниками. И поначалу это удавалось: Австрия, Судеты, Чехия были захвачены почти без сопротивления (а первые две – даже при искреннем энтузиазме местного населения). Дальше он хотел вернуть Германии Данциг и польский коридор. При этом Гитлер до последнего рассчитывал, что англичанине и французы заставят поляков согласиться на немецкие требования и военного столкновения с Польшей не будет (об этом пишет в воспоминаниях, например, Риббентроп).

    Однако это не значит, что Гитлер не был виноват в развязывании войны. Наоборот, к ней привела именно его политика, определенная личными качествами и взглядами на мир. Совершенно понятно, что даже если бы поляки в 1939-м году согласились на немецкие требования, это только распалило бы аппетиты Гитлера, и он продолжил бы свою экспансию. И то, что Путин большой войны, конечно, не хочет, не значит, что его политика к ней не ведет. Как раз наоборот, она реально угрожает сохранению мира. Путин, как и Гитлер в прошлом, считает, что берет "свое": Приднестровье, Южную Осетию, Абхазию, Крым, Донбасс. Но "свое" для него – не только эти относительно небольшие анклавы, но и вся Украина, и вообще все что, ранее находилось под традиционным контролем Российской империи (или СССР). Поэтому он будет пытаться постепенно отжимать все новые "исконные русские земли", а также любые стратегически важные территории (типа Сирии) пока его режим не потерпит крах. Такой политический курс неизбежен, он обусловлен мировоззрением и личными качествами правящей российской верхушки и ее "вождя".

    Некомпетентные элиты, вышедшие из криминального мира или силовых структур (что в некоторых странах почти одно и тоже), зачастую увлекаются маргинальными полубезумными идеями, заставляющими их вести агрессивную, чреватую военными столкновениями политику. Такие элиты формируют диктаторские режимы, главы которых, сконцентрировав в своих руках абсолютную власть, теряют самокритику и адекватность. Подобные страны становятся источником военной угрозы для соседей и всего мира. Все это относится равным образом и к Италии эпохи Муссолини, и к гитлеровской Германии, и к сталинскому СССР, и к таким более близким к нам по времени режимам, как Ирак при Хусейне, Ливия при Каддафи или Северная Корея.

    Те же причины, по которым нацистские бонзы привели мир к войне, порождают сегодня военную угрозу со стороны путинской России. Первая из них – ориентация на силу и привычные криминальные практики. Гитлер и его окружение на протяжении многих лет боролись за власть преступными методами, этими же методами они превратили страну в террористическую диктатуру. Не случайно, что среди нацистов было немало бывших уголовников. Путинская верхушка также криминальна и еще более коррумпирована, чем была гитлеровская. Она преступна даже с точки зрения собственных законов, которые открыто попирает. Убийства Политковской, Литвиненко, Немцова – лишь видимая миру верхушка айсберга террора против неугодных. Тайную путинскую войну против Украины можно квалифицировать как особо опасное преступление не только согласно нормам международного права, но и по российскому уголовному законодательству. Действуя на мировой арене привычными для себя методами криминального насилия, правители России (как и гитлеровской Германии в прошлом) создают реальную угрозу глобальной войны.

    Путин не осознает, что России необходимы не новые территории "русского мира", а развитие творческой и предпринимательской активности населения, способное решить стоящие перед страной тяжелые проблемы.

    Другой источник неадекватной агрессивности – невежество, порождающее веру в бредовые конспирогические теории, архаичные примитивные взгляды на мир. Гитлер истово верил в существование всемирного еврейского заговора против Германии. Роль мирового еврейства в путинской мифологии отводится США. Именно в мифическом американском заговоре против России Путин видит причину большинства своих проблем: от украинской революции до падения цен на нефть. Все это было бы безобидным чудачеством, если бы он не был авторитарным правителем ядерной державы. Перманентное противостояние с американскими "ветряными мельницами" может перерасти в реальное военное столкновение.

    Не менее опасна вера диктаторов в разные геополитические бредни: о жизненном пространстве для немцев, "русском мире", противостоянии континентальных и атлантических стран, "евразийской" и "атлантической" цивилизации и т.д. Эти красивые мифы, заменяя диктаторам отсутствующее у них фундаментальное образование, хорошо ложатся на их криминальный опыт, заставляющий делить окружающих на потенциальных врагов и жертв. Гитлер не понимал, что Германии, чтобы обеспечить себя продовольствием и другим ресурсами, нужно не новое "жизненное пространство", а научно-техническая революция (как продемонстрировала позже ФРГ). Путин не осознает, что России необходимы не новые территории "русского мира", а развитие творческой и предпринимательской активности населения, способное решить стоящие перед страной тяжелые проблемы.

    Еще одна проблема, создающая угрозу войны – мания величия диктаторов. В условиях полной бесконтрольности действий она приводит к безрассудным решениям. Как слепой шофер, диктатор несется в пропасть, и рядом нет никого, кто был бы способен его остановить. Так было с Гитлером. Подобная же история, боюсь, происходит и с Путиным.

    Агрессор не способен развязать большую войну без попустительства окружающего мира. Политика страны-агрессора напоминает поведение наглого ухажера, пристающего к красотке: "поцеловать себя она уже позволяет, попробую завалить ее в постель". Пока агрессор не столкнется с жестким отпором, он будет наступать.

    Российский президент уже не раз демонстрировал, что любые уступки воспринимаются им как приглашение расширить экспансию. Но терпение международного сообщества не беспредельно.

    Стабильность на Ближнем Востоке Путину не нужна. Она работает на снижение цен на нефть и поэтому России крайне невыгодна. А вот обострение конфликта ведет к реализации главной мечты российского руководства, к повышению нефтяных цен.

    Путин едет в Нью-Йорк, чтобы говорить о мире, одновременно пытаясь оправдать новую российскую экспансию, на этот раз в Сирии. Он, по всей видимости, будет навязывать себя миру в качестве борца с исламистской угрозой. Видимо, надеется таким образом получить от Запада отпущение старых грехов (прежде всего в Украине) и карт-бланш на продолжение экспансии, включая резкое расширение российского военного присутствия на Ближнем Востоке. Однако путинский криминальный режим органически неспособен играть позитивную миротворческую роль. Привычные ложь и насилие как методы достижения имперских целей не могут вести к миру.

    Вся эта комбинация – тривиальный обман, ловушка-двухходковка. Понятно, что стабильность на Ближнем Востоке Путину не нужна. Она работает на снижение цен на нефть и поэтому России крайне невыгодна. А вот обострение конфликта ведет к реализации главной мечты российского руководства, к повышению нефтяных цен. Вряд ли Путин будет воевать против своих интересов. Поэтому любое военное вмешательство России, под каким бы оно соусом не подавалось, в конечном итоге будет работать на дальнейшую дестабилизацию, на то чтобы хаос, царящий в Сирии, перекинулся на Саудовскую Аравию – главного игрока на мировом нефтяном рынке.

    Новая путинская авантюра – калька с внешней политики Гитлера. Только в качестве главной общеевропейской угрозы вместо ИГИЛ тогда был СССР, а вместо исламистов – коммунисты. Гитлер тоже продавал себя западным элитам как защитник Европы от "большевистского (в путинском варианте исламистского) варварства", причем небезуспешно. Благодаря этому демократические страны закрыли глаза на перевооружение Германии (а некоторые даже помогли в этом), на первые агрессивные акции нацистов, надеясь использовать возродившуюся германскую военную мощь против СССР. Каково же было их разочарование, когда подписав пакт со Сталиным и захватив потом пол-Европы, Гитлер грубо обманул своих буржуазных симпатизантов.

    Любые тактические действия России во внешней политике являются лишь элементами реализации ее нового экспансионистского стратегического курса. Чем бы этот курс не прикрывался, даже самыми благородными целями, такими как борьба с ИГИЛ, он ведет к усилению военной угрозы.

    Самое печальное, что если бы Путин даже искренне хотел мира, это не помешало бы ему идти к новой войне. Вопрос мира или войны будет решен не чьими-то субъективными желаниями, а объективной логикой происходящего. Хочет он этого или нет, но само существование его режима несет угрозу большой войны. Если Путину хватит времени и ресурсов для продолжения экспансионистской политики, рано или поздно она приведет к глобальному вооруженному конфликту. Однако, к счастью, его ресурсы ограничены. Поэтому есть шанс, что они истощатся раньше, чем российский президент успеет довести ситуацию до катастрофы. Только жесткая коллективная политика сдерживания, проводимая международным сообществом, может лишить путинский режим ресурсов для продолжения экспансии и предотвратить войну.

    Оригінал тексту

    Теги: Путін Росія Гітлер ІДІЛ Генасамблея ООН
    ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ
    Коментарі
    1000 символів лишилося
    ТОП МАТЕРІАЛІВ



      Архів