Методи тиску адміністрації Лук'янівського СІЗО на затриманих

    27 Грудня, 2017 18:42
    Мене було затримано й доставлено в СІЗО після того, як я 6 днів пролежав у лікарні в результаті побиття поліцією під час конвоювання

    Прибыл в СИЗО приблизительно в 15-15:30, 6 декабря 2017 года, прошел медосмотр и после этого попал на приём к начальнику СИЗО Киева полковнику Бунаку В.П.

    С первого взгляда он мне показался приятным собеседником, на время я даже расслабился и подумал, что не все так плохо в стране, есть еще люди, которые могут нормально выслушать, объяснить, с которыми можно предметно пообщаться.

    Он вежливо спросил, какие у меня пожелания, я сказал, что пока голодаю, он мне посоветовал прекратить это в связи с тем, что вид у меня неважный. Я даже решил прекратить голодать, ведь если со мной что-то случится, все госчиновники будут только рады и все их проблемы решатся в одну минуту.

    После этого Бунак спросил меня, какие у меня потребности и что мне нужно для более-менее удобного пребывания на территории СИЗО, я попросил 2 вещи – возможность получать с передач вегетарианские продукты и телефон. По поводу продуктов он сказал, что у меня будет зеленая улица, а по поводу телефона не сказал ничего и отправил после разговора в камеру 282, отметив, что там находятся иностранцы и там мне будет комфортно.

    По приходу в камеру я познакомился с ее жителями, и так началось мое пребывание в СИЗО. Через несколько дней к нам в «кормушку» (окно, через которое должны подавать еду) постучали, сказали, что для меня посылка от Хили (или Фили, я так и не понял), в этой посылке был телефон с зарядным устройством.

    Я, конечно, включил и начал пользоваться этим телефоном. Через несколько дней в камере проводили обыск, переданный мне телефон не нашли, но забрали зарядку и посуду, в которой я готовил себе еду.

    Я опять обратился к начальнику и сказал, что без посуды я не имею возможности кушать, потому что мне нужно готовить. После 4 дней посуду мне вернули, а зарядку – нет. Начальник сказал, что кто-то из тех, кто делал обыск, забрал ее домой. Обыск делали 4 человека, двоих из них мне удалось идентифицировать: подполковник Василий Павловский и лейтенант Дмитрий Шевченко.

    После этого обыски прекратились до 21.12.2017.

    19.12.2017 меня вместе с группой задержанных повезли в Апелляционный суд г. Киева на заседание, которое было назначено на 11:30 утра. Нас всех доставили на 11:00, разместили в разных комнатах временного содержания, где было холодно, не было воды и возможности согреться. Так я там просидел с 11 до 17:30 с перерывом на один час на судебное заседание (15-16:00).

    У меня все это время были сильные головные боли, так как у меня сотрясение мозга после избиения полицией, а также сильно болело ухо.

    Утром 20 декабря, зная, что у меня следующее заседание назначено на 14:30 21.12.2017, я написал заявление на имя начальника с просьбой в связи с тем, что я болею, забрать меня в суд не раньше 13:30, и это заявление передал через дежурного в корпусе. Через некоторое время дежурный мне подтвердил, что заявление передал.

    Но самое интересное началось 21.12.2017 приблизительно в 09:00 утра, когда через каждые 5-10 минут ко мне начали приходить люди в форме сотрудников СИЗО с требованием уехать в суд, объясняя это тем, что конвой приехал и ждет меня. На эти требования я ответил, что написал ранее заявление с просьбой забрать меня в 13:30, но этого никто не слушал.

    Самое главное началось, когда ко мне в камеру зашел очень интересный экземпляр – «опер» по имени Юрий Юрьевич Хиля. Он приказал моим сокамерникам выйти, когда они вышли – он начал со мной разговор.

    Он мне сказал, что знает, что у меня есть телефон, который запрещен. О том, что он запрещен, я услышал впервые, поскольку не получал и не подписывал никаких бумаг о своих правах и обязанностях, где было бы четко расписано – что можно, что нельзя. Он мне предложил сделку, что я даю ему 300 долларов и могу спокойно пользоваться телефоном. Я его внимательно выслушал и послал подальше, прекрасно понимая, что это – чистое вымогательство и шантаж.

    После отказа он открыто начал мне угрожать, что он натравит на меня бандитов, собак, что он этого так не оставит. После 15-20 минут он вернулся с камерой и еще 4 людьми и начал проводить обыск, во время которого изъяли телефон. Только тогда я понял, что тот телефон, который мне ранее передали в передаче через окно от Хили (или Фили) – это и была его работа, когда он несколько дней назад передал мне его через своих людей. Чтобы потом меня шантажировать, вымогать деньги за «нарушение режима» (хотя с этим режимом меня до сих пор нормально не ознакомили).

    Я на камеру при обыске заявил, что телефон мне был подброшен, а Хиля сказал, что заберет его все равно, ведь получил на это разрешение начальника Бунака. Телефон был изъят, а Хиля два последующих дня писал на меня акт о нарушении режима для того, чтобы давить на меня, угрожая карцером.

    Это все было придумано специально, чтобы сорвать мое судебное заседание, на котором должна была рассматриваться апелляция на мой арест. Когда из суда позвонили уточнить, почему я не был доставлен на суд, представители СИЗО соврали, сказав, что я отказался ехать на заседание по моему же освобождению.

    Таким образом, они выполняли задачу своего руководства – сорвать заседание и отправить меня в карцер.

    22.12.2017 Хиля целый день пытался заставить моих сокамерников написать на меня кляузы, но они отказались. После всего этого я попросился на встречу с начальником СИЗО Бунаком. В ходе разговора с ним я понял, что это была тупая инсценировка против меня, чтобы сорвать мое заседание, подвесить меня на крючок и шантажировать.

    При этом я сказал начальнику, что писал заявление на его имя о моей доставке в суд. Его ответ: я не видел.

    Таким образом осуществляется шантаж и давление с целью задавить задержанных для того, чтобы они не рассказывали, что именно происходит в стенах СИЗО. На прошлой неделе, в пятницу, одного из заключенных даже жестоко избили.

    Система репрессий задержанных проходит на всех уровнях под руководством начальника и его подчиненных для того, чтоб никакая информация не выходила за пределы СИЗО.

    При этом сами сотрудники СИЗО жалуются на постоянные задержки в выплатах зарплат и нечеловеческие условия работы.

    Вот такая история из Киевского СИЗО.

    Теги : ігор бойко Лук'янівське СІЗО Валерій Бунак
    ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ
    Коментарі
    1000 символів лишилося
    ТОП МАТЕРІАЛІВ


      Архів